Category: праздники

Category was added automatically. Read all entries about "праздники".

batzzz

Газета "Столица" (Таллин) и День Победы 9 мая. Случайность?

Не хотел задевать эту тему, но... Александр Чаплыгин, камень в ваш огород!
‪#‎eesti404‬ ‪#‎сми‬ ‪#‎победа71‬
Известный (публично он ой как жгет в ФБ на своей странице) борец с русофобами, неонацистами и прочей морально деградировавшей нечистью местного разлива, главред муниципальной газеты Таллина на русском языке "Столица" Саша Чаплыгин ТО ЛИ ПО ГЛУПОСТИ, то ли намеренно, но...
Газета "Столица" , рассылаемая бесплатно по почтовым ящикам русских таллинцев, вышла 9 мая БЕЗ ЕДИНОГО поздравления с Днем Победы!
В заблуждение мог ввести хитрый заголовок на первой странице "Город празднует", но речь шла... о Дне Таллина, который только предстоит.
В выпуске на 12 страницах нашлось место беженцам из Африки, проблемам вывоза мусора, политтехнологиям и мэру Риги... а вот "сокровищу нации" ветеранам-героям Победы, их вдохновленным внукам и правнукам, САМОЙ ПОБЕДЕ места не нашлось...
Ой, вру... буду объективен: Победу засунули на предпоследнюю страницу в рубрику... "История". Знаете, о чем? Как праздновали в Таллине День победы 9 мая... 1946 года. 46-го года, Карл!
Все, слов больше нет...
Евгений Левик из ФБ
batzzz

9 мая 1945 года в Таллине. Вспоминают очевидцы…

Часть проекта Рунета «70 историй к 70-летию Победы»
Лия Викторовна Бутынская — блокадница, по матери — эстонка. В марте 1942 года была эвакуирована из Ленинграда. Затем с семьей переехала в Таллин:
«Странно, но в молодые годы я ни разу не задумывалась, как мы выжили в ту страшную блокадную зиму 1941/1942 годов. И в семье нашей никогда не вспоминали блокаду. Сейчас я думаю, что мы смогли выжить только благодаря моей двоюродной сестре Гале. Ей было тогда 14 лет. Нам с сестрой-двойняшкой было по десять и Галя категорически запретила жаловаться на голод и просить есть. Помню, что никто не мечтал о конфетах и пирожных, а только о хлебе и каше… Через неделю после эвакуации тетя умерла в больнице, а мама выжила.
Сразу после освобождения Таллина в сентябре 1944 года мы переехали сюда всей семьей. Маму мою взяли работать в Академию наук работать, где она и проработала до выхода на пенсию. Мы с сестрой начали ходить в школу. Помню, что 9 мая 1945 года мы, школьники, конечно, понеслись на площадь Свободы (Vabaduse valjak). Боже мой, какое было ликование! Народу полно, все обнимались: эстонцы, русские… Пускай не говорят, что эстонцев не было. Еще как были, как радовались! Солнечный день был. Теплый.
Те эмоции были, конечно, особые — сравнить-то не с чем… Хотя мы же были детьми и не очень понимали, что такое война по-настоящему. Представьте, какой это был ужас у матерей и жен провожать своих детей и мужей на фронт…»

Михаил Александрович Удальцов. Радист-разведчик Балтийского флота, старшина второй статьи. На войну пошел добровольцем в 16 лет и прошел ее «от звонка до звонка». Призывался из Колпинского района Ленинградской области. Неоднократно десантировался в глубокий тыл врага в составе разведгрупп. Сейчас — 90лет. Пенсионер-ветеран. Участник московского Парада Победы 2015 года от Эстонии:
«Я 26 апреля 1945 года вернулся с боевого задания (обеспечивал радиосвязь на острове Рухну во время ликвидации Курляндского котла) и меня сразу отправили отдыхать на служебную квартиру в таллинском пригород е Пирита, которая находилась рядом с радиоузлом особого назначения (разведотдела штаба Балтийского флота). О том, что война закончилась 8 мая, мы уже знали, потому что наши радисты держали постоянную связь, и оставалось только дождаться официального сообщения.
Я помню, что с утра 9 мая пошел в радиоузел, и как только получили сообщение, сразу началось ликование, стрельба. В течение 20-30 минут весь боезапас, который находился в части, был израсходован. Сплошная стрельба в сторону Таллинского залива была. Я израсходовал порядка трех дисков автоматных. Стреляли все. И ракетами. Но у нас ракет не было, поэтому мы стреляли из автоматов… Потом искали, где бы отметить такое событие, „заправиться“. Как-то находили. В общем, согрешили против воинской дисциплины в этот день, конечно.
День был ясный, солнечный. Дождя точно не было.
Все были рады, и я был рад, что остался живой. Надо сказать, что нас, разведчиков, осталось к концу войны единицы из подразделения. На сегодняшний день я остался последним из них, потому что был тогда самым молодым…»